8 августа 2016, понедельник
К 177-летию Н.Е. Бранденбурга

Николай Ефимович Бранденбург (8. 08. 1839 – 31. 08. 1903) - генерал-лейтенант русской армии, известный ученый и просветитель второй половины XIX – начала XX вв. 13 октября 1872 г. Н.Е. Бранденбург стал заведующим Артиллерийского музея. К этому времени он уже стал признанным специалистом в области истории вооружения и имел опыт создания систематической экспозиции на Московской политехнической выставке 1872 г. Им же был составлен каталог Артиллерийского отдела выставки.

Став во главе музея, Николай Ефимович в первую очередь создает архив и библиотеку, прекрасно понимая их роль в изучении собрания. Бранденбург относил оружейные памятники к первоисточникам знаний не только по истории вооружения, но и, как он справедливо полагал, они несут ценную информацию и по истории науки и техники. Именно поэтому среди множества проблем, стоявших перед ним, он выбрал главную – изучение богатейших коллекций. Новый уровень исследования предполагал, кроме изучения и описания памятников, их систематизацию, первичное обобщение и издание. Талантливый исследователь, Бранденбург разработал совершенно новую методику классификации и систематизации оружейных памятников. Он категорически отказался от расположения всех памятников в строго хронологическом порядке. Николай Ефимович правомерно утверждал, что порядок расположения музейных предметов, охватывающих пять веков, очень важен для адекватного восприятия истории развития видов вооружения в России, а также место самого памятника в этом процессе. Он предложил совершенно новый принцип систематизации, в основе которого лежат временные периоды развития артиллерии. Каждый период включал в себя несколько разделов, где памятники систематизированы по предметно-типологическому принципу с учетом их назначения, в хронологическом порядке. К 1876 г. Бранденбург закончил изучение коллекции самых древних памятников музея XV–XVII вв., которая была опубликована в виде исторического каталога в 1877 г.

Одновременно Николай Ефимович разыскивает раритеты вооружения по всей России. Но теперь собирательская работа в музее носит строго направленный характер. Прежде всего, нужно было закрыть лакуны, имеющиеся в коллекции оружейных памятников.

В 1873–1876 гг. в музей поступает древнее вооружение из Тихвинского, Соловецкого и Кирилло – Белозерского монастырей. В 1873 г. из Московского арсенала была передана мортира 1605 г., замеченная еще Афанасьевым-Чужбинским. В 1875 г. Бранденбургу удалось произвести обмен с Московской оружейной палатой, четыре года назад отказанный Артиллерийскому музею. В последующие годы в музей поступили старинные орудия и оружие из Троице-Сергиевой лавры, Суздальского Спасо-Ефимьевского монастыря, из Киевского и Брянского арсеналов, Тульского оружейного завода, Рижского гарнизона и еще целого ряда мест.

В мае 1877 г. Бранденбург, как известно, отправляется в действующую армию. После завершения Плевенской эпопеи он возвращается и с еще большим энтузиазмом занимается преобразованием музея. При нем составляются новые инвентарные книги на все музейные предметы. Эти учетные книги, названные в последствии «Красными книгами Бранденбурга», содержат бесценную информацию и до сих пор являются источником для атрибуции многих музейных предметов.

Постепенно преобразуется и музейная экспозиция в соответствии с новой разработанной Николаем Ефимовичем систематизацией. По боковым галереям зала располагается отечественное вооружение: у наружной стены орудия осадной и крепостной артиллерии, в центре – полевая и полковая артиллерия, у колонн – ручное огнестрельное, холодное и защитное вооружение. Центральная галерея отдана архиву, библиотеке и «национальным историческим памятником». Там помещались знамена, форма одежды и снаряжение, войсковые регалии. Отдел иностранного вооружения располагался на втором этаже.

В 1880-е годы Бранденбург продолжает изучение коллекций, которые завершилось изданием 2-го и 3-го томов каталогов. (1883 и 1889). Трехтомное издание «Исторического каталога Санкт-Петербургского артиллерийского музея» является фундаментальным научным трудом по истории вооружения, не потерявшим своей актуальности и в настоящее время.

Труд этот был постоянно востребован специалистами, его преподносили высокопоставленным представителям иностранных государств. В феврале 1902 г. император Николай II при посещении Артиллерийского музея выразил желание иметь все три части каталога, которые и были ему преподнесены от имени Николая Ефимовича военным министром. На сопроводительной записке синим карандашом, рукою императора написано: «Благодарю автора» /Ф. 22. Оп. 1/1. Д. 1577). А в январе 1911 г., когда ГАУ потребовало два экземпляра трех томов Исторического каталога, второго тома каталога уже тогда не оказалось в наличии /Ф.22. Оп. 92. Д. 81. Л. 39/.

Стремление пополнить фонды музея древним вооружением приводит Бранденбурга к исследованиям и раскопкам археологических памятников.

С 1878 по 1884 гг. его археологические экспедиции были направлены в район Южного Приладожья. В результате была составлена обширная и редкая коллекция древностей, которая вместе с подробным дневником и рисунками автора была опубликована в 1895 г. отдельной работой – «Курганы Южного Приладожья».

С 1884 по 1889 гг. проводит широкомасштабные исследования Староладожской крепости. В его планы входит не только всестороннее изучение но и сохранение древнего памятника.

В 1896 г. к 50-летию образования Императорского русского археологического общества, членом которого являлся Бранденбург, был опубликован его капитальный труд «Старая Ладога, содержащий большое количество фактического материала и таблицы чертежей, выполненных академиком живописи В.В. Сусловым.

С 1888 по 1892 гг. заведующий музея занимается военно-археологическими исследованиями районов древних битв. Он совершает поездки в Могилевскую, Екатеринославскую, Смоленскую и Новгородскую губернии. Главная цель этих поездок, по определению Николая Ефимовича: «Расширение коллекции древнего вооружения нашего Артиллерийского музея» /Ф. 30. Оп. 1. Д. 89. Л. 1–10/.

В последующие годы (1892–1902) Бранденбург ведет археологические изыскания на юге России. Там ему удалось найти редчайшие памятники древности: греческие и скифские сосуды, оружие, принадлежности конской сбруи, знаки власти. Но самая главная находка – скифский панцирь. По поводу последнего Бранденбург писал: «в нашем музее будет редчайшая вещь во всей Европе; экземпляров целого скифского панциря не существует нигде».

Трудоемкие и целенаправленные исследования Бранденбурга в области археологии не только внесли весомый вклад в науку, но и создали возможность для организации в музее нового раздела экспозиции – «доисторического», куда вошли археологические раритеты каменного, бронзового, и железного веков. Путеводитель по этому разделу написал сам Николай Ефимович. Это была его последняя публикация.

Н.Е. Бранденбург внес колоссальный вклад в строительство музея. Созданная им экспозиция отвечала всем высоким требованиям того времени. Она говорила с посетителями уже «языком идей, а не вещей». Николай Ефимович обладал системностью мышления, он рассматривал все науки во взаимосвязи и видел место истории вооружения среди других областей знаний. Методика, разработанная им, давала возможность не только знать отдельные факты, но и представлять прошлое русской артиллерии как исторический процесс. Долгие годы, почти 16 лет, Бранденбург проводил грандиозную работу по преобразованию музея, по существу, один. Д.П. Струков, стал его помощником только в 1888 г.

Для сравнения. При создании Императорского Российского исторического музея участвовал весь цвет исторической науки. Научную концепцию и тематическую структуру разрабатывал академик К.Н. Бестужев-Рюмин, дальнейшая работа в музее проходила под руководством специально созданной комиссии, в которую вошли известные ученые – И.Е. Забелин, С.М. Соловьев, В.Е. Румянцев, Д.И. Иловайский, В.О. Ключевский, А.С. Уваров (председатель).

Уважаемый ученый, историк и археолог Бранденбург имел прочные связи со многими научными обществами: С.–Петербургским и Московским археологическими, Русским историческим, Губернскими, учеными архивными комиссиями, которые передавали музею ценные предметы вплоть до 1917 г.

К его помощи неоднократно прибегали, как научные общества, так и отдельные специалисты. Императорская археологическая комиссия регулярно направляла письма своих корреспондентов к Николаю Ефимовичу с просьбой ответить на вопросы, связанные с археологией, неизменно предваряя свою просьбу словами «имея в виду вашу опытность». /Ф.22. Оп. 92. Д. 60. Л. 135/. Бранденбург оказывал помощь Обществу ревнителей военных знаний, в частности в устройстве выставки, посвященной Нарве. /Ф. 22. Оп. 92. Д. 67. Л. 153, 167, 168/.

Пользовались консультациями Николая Ефимовича и известные ученые, такие как член Военного Совета, заслуженный ординарный профессор Михайловской артиллерийской академии Николай Афанасьевич Демьяненков, /Ф.22. Оп. 92. Д. 66. Л. 91/. Несколько раз советовался с ним по различным вопросам ординарный профессор Николаевской академии

Генерального штаба, военный историк Александр Захарович Мышлаевский. Несмотря на то, что он уже заручился поддержкой таких крупных ученых как Н.Ф. Дубровин и Н.К. Шильдер – оба академики Императорской Академии наук, Мышлаевский счел для себя необходимым получить консультацию такого «научного авторитета», как Бранденбург. /Там же. Д. 60. Л. 12–13. Д. 64. Л. 25).

Тем не менее в многогранной и плодотворной деятельности Николая Ефимовича Бранденбурга главное место занимал музей. При нем АИМ стал научным и просветительным учреждением со своими традициями, многие из которых живы и по сей день.

Л.К. Маковская

« к списку событий