20 июня 2016, понедельник
К 75-летию начала Великой Отечественной войны

В канун 75-летия начала Великой Отечественной войны в музее состоялось открытие экспозиционного комплекса «Вставай, страна огромная!», посвященного 75-летию начала Великой Отечественной войны и героической обороны Брестской крепости.

22 июня 1941 г. в 12:15 по радио состоялось выступление народного комиссара иностранных дел СССР заместителя председателя Совнаркома СССР ВМ. Молотова.  Сделанное им объявление о начале Великой Отечественной войны, стало отправной точкой в переходе от мирной жизни к военным будням.

 

Авторы новой экспозиции постарались максимально передать атмосферу первых дней войны.  Попадая в это экспозиционное пространство, посетители оказываются перед импровизированной доской объявлений, над которой возвышаются два репродуктора.  Здесь можно прочитать текст сообщения Молотова и выпуски газет военной поры. Символическим воплощением начала войны стали фотографии советских людей, расположившихся возле уличных репродукторов и слушающих сообщение В.М. Молотова.  Одну из них «Первый день войны.  Москва, 22 июня 1941 года.  Улица 25 октября, 12.00.  Граждане слушают выступление В.М. Молотова о начале войны» фотографа Е. Халдея можно увидеть в зале. Здесь же демонстрируются первые плакаты Великой Отечественной войны с призывами беспощадно громить и уничтожить врага.  Расклеенные в большом количестве на таких досках объявлений или просто на стены домов, они привлекали к себе большое внимание.  Внизу на ярком поле плаката обычно помещалась надпись: «Всякий срывающий или заклеивающий этот плакат – делает предательское дело».  Главная тема – нападение гитлеровской Германии на Советский Союз. Сюжеты таких плакатов были насыщены сценами атак и единоборства советского воина с фашистом. Помимо этого буквально с первых дней войны художники-плакатисты начали оперативно отражать военные события, что во многом определило большой успех плакатной графики у населения.    

 

Перемещаясь по улице некоего условного города среди мешков с песком и противотанковых ежей, можно увидеть, как реализовывались первые оборонительные мероприятия.

 

23 июня 1941 года была объявлена всеобщая мобилизация.  Весь народ поднялся на борьбу с врагом.  На фоне увеличенной фотографии бойцов, уходящих на фронт, можно увидеть фигуры красноармейца и краснофлотца, одетых в подлинную форму одежды и вооруженных легендарными винтовками Симонова и Токарева.  В этом разделе представлены образцы оружия, которые широко использовались в самом начале войны – русская пехотная винтовка системы Мосина обр. 1891/10 гг., станковый пулемет «Максим» обр. 1910 г., советский пистолет-пулемет Дегтярева обр. 1940 г. и пистолет-пулемет Шпагина обр. 1941 г. раннего выпуска.  

 

Совсем по-другому выглядели бойцы народного ополчения.  Одетые в ватные штаны и телогрейки зачастую со старым оружием иностранного производства (трофеи минувших войн) добровольцы  значительно пополнили ряды защитников Родины.  Здесь демонстрируется всем известная «берданка»  обр. 1870 г. и немецкий карабин системы Маузера обр. 1898 г., французская пехотная винтовка системы Лебеля обр. 1886 г. и японская винтовка системы Арисака обр. 1897 г., австрийская винтовка системы Манлихера обр. 1895 г. и английская винтовка Энфильд обр. 1914.  Отголоском недавней советско-финляндской войны стало финское холодное оружие.     

 

Посетители экспозиции также смогут пройти «запись в красноармейцы». Для этой цели воссоздан «Отдел кадров» военных лет.  В этой своеобразной интерактивной зоне, можно ознакомиться с личными делами сотрудников Артиллерийского музея, ушедших на фронт в первые дни войны, а также получить на память копию «Красноармейской книжки» 1941 года.

 

Доминантой нового экспозиционного комплекса является реконструкция эпизода героической обороны Брестской крепости «Я крепость.  Веду бой!». Здесь показан момент передачи открытого сообщения радистом Борисом Михайловским (сам он представлен сидящим перед радиопередатчиком среди развалин казарм Брестской крепости). 

 

Командиры, возглавившие оборону крепости, пытались связаться с вышестоящим командованием по радио.  Однако радиостанций в подразделениях было очень мало и почти все они оказались разбиты или повреждены артиллерийским огнем противника.  Только на участке 84-го стрелкового полка, где в казармах была оставлена часть имущества полковой роты связи, удалось наладить одну из радиостанций.  Полковой комиссар составил несколько шифрованных радиограмм в адрес командования и велел срочно передать их.  Однако дивизионные, корпусные и армейские радиостанции не отвечали на призывы крепости.  Все попытки передать шифрованную радиограмму ни к чему не привели.  Тогда было решено оставить условный код и перейти на открытый текст.  Учитывая возможность радиоперехвата, была составлена преувеличенно бодрая радиограмма и старшина роты связи 84-го стрелкового полка Борис Михайловский сел к микрофону.

 

«Я – крепость, я крепость! – понеслись в эфир новые призывы. – Ведем бой. Боеприпасов достаточно, потери незначительны.  Ждем указаний, переходим на прием».  Снова и снова повторял Михайловский эти слова, но ответа не было.  Радиостанция продолжала посылать свои сигналы, пока наконец у нее не иссякло питание, и голос сражающейся крепости замолк в эфире навсегда…

 

О героизме советских людей, проявленном в первые дни войны, напоминают подлинные реликвии, связанные с обороной Брестской крепости – фрагменты стрелкового оружия и предметов вооружения, а также личные вещи ее защитников.  Дополняют картину акварели художника В.П. Преображенского с видами Брестской крепости.

« к списку событий